Отчизна. Часть 4. День Третий. Палех

 

ЕЛЕНА БАСОВА ЗЕМЛЯ ОТЦОВ И ДЕДОВ -219-
 


Палех, улица Ленина (Соборная). Нечётная сторона - Булочная


Следующий дом по нечётной стороне - носил номер 35. Нет этого дома больше. Где-то на одном из советских документов, повествующих о последних перед крушением СССР намерениях советской власти сохранить памятники старины, я нашла следующее:

Об охранных зонах г.о. Иваново и Ивановской области
32. Проект охранных зон в р.п. Палехе, Ивановской области, том 1. Разработано: Иваново 1975 год (утверждены решением исполнительного комитета Ивановского областного Совета народных депутатов от 06.02.1979 № 2/13).
*** Дом жилой деревянный (ул. Ленина, д.25);
*** " Дом жилой деревянный (ул. Ленина, д.35);

Мимо дома №25 мы уже проходили, это дом, принадлежавший семье Дыдыкиных. Он стоит нежилой с заколоченными фанерой окнами. А вот дома №35 уже нет. Снесли его. А ведь это и был дом Евлампеи-булочницы (так её называл папа). А оказался домом Карпычевой Александры Ивановны, булочницы, однако.
В поисках этого дома "Евлампеи-булочницы", у которой квартировал папа в 1926-1929г.г., я не раз прошла улицу Ленина, но не увидела его. Между тем, ещё в 1983 году папа его, дом этот видел и написал об этом.
Папа писал:
"Иду по скверу, направляю свой фотообъектив на дома. Вон узкоплечий бревенчатый дом Евлампеи Ивановны, булочное заведение. И теперь уж, вне всякого сомнения, вижу в облике этого дома наш пановский дом. Только в нашем доме с боков было по крыльцу и по парадному входу с лестницами на второй этаж. А этот - как общипанный длинноногий петух - узок и высок. И вход почему-то спереди, вместо нижнего среднего окна. И с чердачной головой нелады: нет рамы, забито листом фанеры. Но та же бревенчатость, продолговатость, узкоплечесть. Сушится на верёвках бельё во дворе. Разномастные окна говорят как минимум о трех проживающих в доме семьях. Тамбурочек с запертой на замок дверью, как бы я хотел к ней притронуться… Решился и потрогал забитую наглухо входную дверь на парадное крыльцо.

Папина легенда такова.
Якобы жила в этом доме булочница Евлампея Ивановна, был у неё приёмный сын Лёня, женатый на Христе, племяннице Евлампеи Ивановны. И было у Лёни и Христи трое детей. И ни фамилии "булочницы", ни номера дома - ничего.

Немного пишет он о судьбе "булочницы" и её семьи:
1928 год. "Евлампея прикрыла своё булочное предприятие: нет муки. Да и власти прижимают. Лёня подался в город, искать места, где бы можно было открыть торговлю французскими булками".
"Палех весной 1929 года - зрелище печальное: людей на улицах почти нет, в кирпичных домах художников-богомазов двери и окна заколочены досками крест-накрест. Людоедская античеловеческая доктрина ветрами переустройства общества на социалистических началах вымела работяг-ремесленников подчистую, как классово-чуждый элемент.



 219