- 105 -

3-й день. Шуя. Прощание

Мне хотелось найти те ворота, через которые в 20-е годы прошлого столетия въезжал во двор гимназии мой дед Иван Григорьевич Басов, привёзший продовольствие для прокорма сыновей, живших в квартире директора гимназии Николая Николаевича Рябцева.
Снаружи западная часть здания выглядела так.

Шуя. Гимназия. Юго-восточные ворота

А внутри, во дворе, было ещё хуже. Всё заросло кустарником и задний двор гимназии был отгорожен забором.

Шуя. Гимназия. Южный двор

Как-то трудно было представить себе, как дедова подвода въезжает сюда, как дед стучит палкой в окно комнаты, где жили его сыновья-гимназисты. Господи! Как время меняет картину, как быстро нарастает энтропия. И двор, ещё вчера ухоженный и чистый, сегодня завален мусором и зарос кустами и деревьями.

Всё! Всё! Всё я посмотрела. Бегу в гостиницу.

И через 15 минут мы с Женей выходим на улицу. Я ещё ухитряюсь зайти во двор и сфотографировать бывшие монастырские строения.

Шуя. Монастырская трапезная

Идём по ремонтируемому Большому мосту к вокзалу.

Шуя. Октябрьский мост

Проходим мимо площади Революции.

Шуя. Площадь Революции

Впереди вокзальная площадь… и наш поезд через полчаса.

Шуя. Железнодорожный вокзал

Вот я и побывала на родине. Как хорошо бы было здесь жить! Ну вот. Расчувствовалась. Последнее прости посылаю тебе, отъезжая в чужую и чуждую мне по духу Самару.

Шуя. Вокзал. Пути

Напоследок приведу стихотворение замечательной шуйской поэтессы Ксении Зиминой.

Умирать я буду - не забуду,
Как на месте храма - храма-чуда -
Увидала я развалин груду.
Было мне тогда четыре года.

Плакала испуганно и горько.
Что могла понять в четыре года?
Был он строен, светел, словно зорька.
Купола - синее небосвода.

Был другой - как лебедь над водами,
Белый-белый, дивно изукрашен.
Убивали медленно, годами...
Он стоит теперь, нелеп и страшен.

Колокол упал с прощальным громом,
Вдребезги разбив людскую совесть.
Я иду по улицам знакомым
И читаю тягостную повесть.

В Шуе что ни улица - утраты,
Что ни площадь - летопись страданий.
Не щадят тупые Геростраты
Ни судеб, ни памяти, ни зданий.

Изувечен город наш старинный.
Дом родной сумели мы разрушить.
Как поднять печальные руины?
Как спасти растоптанные души?



ДЕНЬ ТРЕТИЙ.   ШУЯ.   ПРОЩАНИЕ   
Стр.105. КОНЕЦ